Люди Церкви. Протоиерей Виталий Белов

Люди Церкви. Протоиерей Виталий Белов

Имя протоиерея Виталия Белова навсегда вписано в историю Череповецкого Воскресенского собора. 30 лет (1960 – 1990) он прослужил здесь, был настоятелем и благочинным. Со светлой радостью вспоминают отца Виталия те, кто его знал.

 Желание побольше узнать о нем привело меня в эту тихую уютную квартиру в центре Череповца, где живут самые близкие люди дорогого батюшки – его супруга матушка Агния и дочь Надежда Витальевна Горюнова. Старинные образа и большой стол посередине, мерно постукивающие ходики на стене и ароматный чай – все располагало к неторопливой беседе.

– Матушка Агния, расскажите, как вы познакомились с отцом Виталием.
– Встретились мы в Емецком районе Архангельской области. Виталий приехал туда по окончании Вологодского железнодорожного техникума и работал прорабом: строил мосты. А меня пригласила к себе сестра. Я очень хотела уехать из колхоза, но без паспорта в то время это было почти невозможно. С большим трудом получила справку, с которой побывала и в Вологде, и в Грязовецком районе. Но только здесь смогла получить паспорт и устроиться на работу в столовую. Виталий увидел меня в клубе и пригласил танцевать. Но танцевать я не умела – в деревне только плясали. Вот и повалились мы с ним на пол. Так началась наша дружба. Через год расписались. Свадьба была 3 марта 1953 года, как раз в день смерти Сталина. Оттого и торжества были тихие, скромные, почти нелегальные.

– Где вы венчались?
– Это было позже, когда мы были в отпуске у Виталия на родине в Чебсаре. Недалеко, в поселке Ламониха, в храме святителя Николая руководила хором схимонахиня Антония, тетя Виталия. Там мы и повенчались. Батюшка сам родом из духовной семьи. Отец его, Арсений, помогал в храме. Погиб в 1943 году на фронте. Дед был протоиереем. Звали его Акиндин. Он 40 лет прослужил в одном храме и имел четырнадцать детей. Пострадал в годы репрессий: как-то посадили его в телегу, дали в руки гармонь и увезли в неизвестном направлении. Но дети остались, все выросли, выучились. Кто стал инженером, кто врачом, кто учителем. Есть и священнослужители.

– Значит, не случайно отец Виталий стал священником. Как это произошло?
– Появились у нас детки – Надя и Слава. Жизнь тогда была очень тяжелая. В магазинах не было ничего: ни фруктов, ни мяса, ни одежды. Стали подумывать о переезде из Архангельской области. Однажды Виталий поехал в Вологду за покупками для детей. Там он познакомился с отцом Михаилом Смирновым из Устюжны, который пригласил нас к себе. Мы переехали. Там унас родился Миша. Виталий стал помогать в храме, поступил в Духовную семинарию в Ленинграде. По окончании семинарии Владыка Мстислав вызвал Виталия в Вологду, предложил принять священнический сан и переехать в Череповец. Я очень не хотела переезжать, да и отцу Михаилу было жаль нас отпускать. Послала телеграмму в Вологду: «Если дорожишь семейной жизнью, не рукополагайся». Вскоре я получила ответ: «Не переживай. Все будет хорошо. Собирайся. Через два дня переезжаем».
Как мы ехали – это отдельная история. Ведь дороги тогда не было. На тракторе, на телеге, малыши все измучились. Но, слава Богу, добрались. Отец Виталий начал служить в Воскресенском соборе.


– А Вы стали матушкой. Наверное, вы не предполагали, что так случится?
– Нет. Но была я очень рада, что муж у меня верующий, из духовной семьи. Мои односельчане удивились, что я вышла замуж «за попа». «Не за попа, а за священника», – поправляла я. Потом отец Виталий поступил в Московскую Духовную академию. Дипломная работа его называлась «Учение Священного Писания о духовно-нравственной свободе человека». Батюшка говорил, что тема трудная, никто не хотел ее брать. Ему пришлось потрудиться. Диплом батюшка получил из рук Патриарха Пимена.

– Надежда Витальевна, каким вы запомнили своего отца?
– Он был очень добрый человек, все его любили. Когда приглашали на требы, батюшка никому не отказывал, весь город обходил пешком. Домой добирался только часам к трем дня (мы жили на улице Труда), а в четыре часа снова на службу. Но и в этот час народ шел к батюшке непрерывно. Однажды, заботясь о его отдыхе, я не пустила к нему регента Елизавету Ивановну. Сказала, что батюшка спит. Как же мне потом попало!
Еще помню, что батюшка очень любил работать на земле. Его усилиями у нас был лучший сад в Чебсаре: сам ухаживал, прививал новые сорта. С большим удовольствием ездил в лес за ягодами и грибами. На грибы у него было какое-то чутье. Уезжаем на пару часов, а возвращаемся с полными корзинами. Как-то по дороге из Устюжны набрали полный багажник белых грибов. А в другой раз – восемь ведер рыжиков. Но часто до дома дары леса не доезжали – батюшка все раздавал.


– Матушка Агния, как вам жилось с таким человеком, ведь он не принадлежал ни себе, ни семье.
– Верно. Вся жизнь прошла на людях и для людей. Когда отец Виталий был благочинным, у нас каждый день кто-нибудь ночевал. Он был настоятелем при шести архиереях. Все приемы проходили у нас дома. Порой собиралось до двадцати пяти человек. И всех нужно было принять, накормить, спать уложить. В магазинах тогда ничего не было, но добрые люди помогали: рыбу с водохранилища привозили, доставали разные продукты. Иногда и денег не брали. Скажут: «Это для батюшки». Так и жили. Слава Богу, дети нас не огорчали, учились хорошо.

– Надежда Витальевна, расскажите что-нибудь о своем детстве.
– Я помню, что в доме у нас всегда были гости. Нам это очень нравилось. Вспоминается такой случай. Я сплю, а меня кто-то щекочет за пятку. Я думала, что это мой брат Слава, и хорошенько пнула его ногой. А когда приоткрыла глаза, увидела, что это владыка Мстислав. Перепугавшись, я зажмурилась и сделала вид, что сплю.

– Не было ли у вас проблем в школе?
– Как только я начала учиться, директор школы пытался запретить мне ходить в храм. Но папа позвонил ему и серьезно поговорил. После этого нас оставили в покое. У нас были очень хорошие отношения с ребятами и учителями. До сих пор при встрече здороваемся. Наши друзья любили бывать у нас дома – батюшка был большой шутник. Я даже пионеркой и комсомолкой была «за компанию». Это мне совсем не помешало быть верующим человеком и ходить в храм.

- А вы любили в детстве ходить в храм?
- Любили, но, когда были маленькие, конечно, уставали. Я помню, у меня была любимая молитва «Буди Имя Господне благословенно отныне и до века», так как скоро уже можно будет целовать крест и идти домой.

- Матушка, как же Вы справлялись: столько хлопот и дети маленькие?
- Как- то справлялась и не уставала. Видимо, молодая была. Дети подросли, тоже стали помогать. Просто люди вокруг были добрые, вот и хотелось сделать приятное. (Н. В.): вот и сейчас – уже и дети, и внуки взрослые, бабушка у нас очень любит, чтобы вся семья (больше двадцати человек) собиралась за одним столом. Это ведь хорошо, когда все вместе.

Не хотелось покидать этот уютный дом. У этих удивительных женщин столько тепла и любви, что они щедро делятся ими с окружающими.
Дай, Господи, здоровья и семейного благополучия рабем Твоим матушке Агнии и матушке Надежде, и упокой душу раба Твоего протоиерея Виталия. Вечная ему память.


Малинкина Татьяна
"Благовестник" №1-3 2008